Background news

Конец затянувшейся весны Сергея Святченко и Олега Тистола

27
травня

2018

Конец затянувшейся весны Сергея Святченко и Олега Тистола

23 мая в рамках Kyiv Art Week была представлена совместная выставка художников Сергея Святченко и Олега Тистола «Конец весны». Мы заглянули в мастерскую Олега Тистола, где они с Сергеем Святченко готовили первую за 30 лет совместную выставку. Мы выпили с художниками черного чая, закурили сигарету, вкусы на табак у нас оказались разные, и поговорили об ушедшем прошлом, второй волне современности и перспективах успешного будущего.

О пути художника

Сергей Святченко:
Я совершенно четко вижу путь, на котором я чувствую себя хорошо, и который мне интересен. Уже в 1986, когда я получил работу художественного редактора в журнале «Ранок», я понял, что мне близка эта тема. Я занимался организацией выставок, и мне очень нравилось движение и атмосфера, которая там царила в воздухе. Конечно же, Олег Тистол и вся группа молодых художников, которая творила в то время, была огромной поддержкой в нашем начинании.

Олег Тистол:
Конкретней, мы творили вместе с 1986 и до 1990 года. Теперь в нашем проекте «Конец весны» мы будем присутствовать лично. То есть во всех этих картинах, коллажах, во всех работах будет чувствоваться наше присутствие, наши стихи и тексты. Именно поэтому я называю эту выставку «Культ личности», под которым я имею в виду личность абстрактную. Ведь в искусстве любые проекты и начинания зависят в первую очередь от личности. В украинском искусстве это были такие выдающиеся люди, как Марта Кузьма, Ежи Онух, Игорь Цишкевич и, конечно же, Сережа Святченко. Кроме того, на наше творчество влияла и целая череда событий.

Сейчас мы встретились с Сережей через тридцать лет после нашей выставки Soviart. Мне кажется, что судьба свела нас вновь с Божьей помощью, поэтому теперь мы хотим подчеркнуть роль других личностей в истории, например, наших друзей Игоря Абрамовича и Роберта Бровди. Вообще, возвращение Сергея на родину – это очень библейская тема для меня. Он стал единственным художником из «наших», который уехал на Запад и достиг безусловного успеха.

Своим примером мы хотим подтолкнуть всех к наведению порядка в современной истории, которая происходит прямо сейчас. Мы хотим сказать: «Если умер Голосий – это не означает, что пять лет можно поторговать его картинами, а через десять забыть. Если умер Гнилицкий, это тоже не значит, что сейчас нужно попытаться нажиться на его наследии, а потом просто оставить в забвении». Не нужно создавать культ личности из каждого. И из этого не нужно делать русский шоу-бизнес. Настоящий же смысл в том, чтобы расставить этих людей в нашей таблице Менделеева.

Сергей Святченко:
Я согласен с Олегом. Но дело в том, что я художник, который очень много работает с эстетикой в целом, эстетикой восприятия, эстетикой подачи своего материла. Для меня было большим удивлением, когда наши с Олегом дороги разошлись. Тридцать лет нас как команды не было! Меня не было в пространстве. Мы занимались совершенно разными делами. А через тридцать лет мы встретились и нашли друг в друге так много общего, как в цветовых подачах, так и в понимании искусства в целом. Это потрясающее, уникальное событие. Теперь мы делаем проект The end of spring и показываем друг другу, до какой степени мы мощно соединены вместе. На это накладывается то, что мы очень хорошо знаем друг друга, и, хотя сейчас мы уже не в молодом возрасте, у нас еще остаётся очень много интересных идей и проектов, которые мы мечтаем вместе осуществить.          

Олег Тистол:
И мы обязательно это сделаем.

Рука Сергея Святченко
Рука Сергея Святченко

Затылок Олега Тистола

Затылок Олега Тистола

О первой встрече

Сергей Святченко:
Ситуация складывалась так: искусство окружало меня всегда, так как я вырос в семье архитекторов. В то время как я заканчивал свою диссертацию в Киевском национальном университете строительства и архитектуры (КИСИ), я начал делать совершенно странные и непонятные никому коллажи. Тем не менее, у меня были персональные выставки, например в Киевском институте технической эстетики в 1985, это было для меня незабываемо. Однажды на День Киева я выставил свои работы на Андреевском спуске, ко мне подошел главный редактор молодежного журнала «Ранок» Александр Рущак, и предложил должность главного художника издания, что было точно в духе перестройки. Конечно же, я был очень удивлен его предложению и после этой встречи сразу позвонил отцу. Он мне сказал: «Если тебе это нравится, если тебе этот путь нужен, я тебя благословляю. Бросай к чёрту эту архитектуру, переезжай в Киев и начинай работать». А мне действительно это было нужно: я хотел сделать революцию в журнале, что от меня и требовали - изменить дизайн издания и привлечь новых авторов. Когда я пришел на работу, то решил создать интересное общество молодых художников. Мы все хотели работать и выставляться на Западе и моей первостепенной задачей было обеспечить эти условия для молодых творцов. Именно на этом этапе я нашел двух талантлевых художников - Константина Реунова и Олега Тистола. Мы быстро стали друзьями, и начали думать о том, что мы можем сделать сейчас в искусстве. Позже, это вылелось в выставку современного искусства в Политехническом институте.

Сергей Святченко
Сергей Святченко

Сергей Святченко
Сергей Святченко

После первой выставки

Олег Тистол:
После этой выставки мы познакомились с теми самыми Олегом Голосием, Сашей Гнилицким и Толиком Степаненко. Сейчас об этом мало кто вспоминает, потому что каждый из нас пишет свою историю. Параллельно в Союзе художников была молодёжная выставка, а потом и мы там появились. Но это всё было размазано среди советского современного искусства, и было малоинтересно и неэффективно.  Следующим нашим проектом стал Soviart. И вот тогда все начало получатся. Когда в нужный момент все произошло, мы с Костей Реуновым уехали в Москву. Многие из нас разъехались, а Сергей улетел в Данию. И, в общем-то, хорошо, что он посчитал нужным там остаться. Именно там для него была благоприятная среда, а я ведь четко чувствую, кто и где может эффективно работать. В то же время мне с детства была интересна здешняя внутренняя кухня, я знал, как всё развивается, и оставаясь в Украине, конечно, хотел держать руку на пульсе. Это был абсолютно сознательный выбор.

Сергей Святченко:
-Я внутреннее чувствовал, что кое-что я здесь уже сделал и следующим шагом было попробовать себя на Западе. Это было сложно, но я сделал такой выбор. На некоторых этапах, конечно, были разговоры о том, чтобы заработать деньги и инвестировать в недвижимость в Киеве. Но я решил продолжать путь художника и попробовать показать свои возможности там, будучи украинцем по менталитету и образованию. Надеюсь, что я им смог что-то показать своими выставками. Конечно, борьба была очень сложной, ведь эмиграция в Дании запрещена, и получить гражданство этой страны можно, только будучи беженцем либо женившись на датчанке. А у меня была украинская жена и трое детей. Но, тем не менее, что-то произошло и Господь помог.

Олег Тистол
Олег Тистол

Футболка с первой выставки Soviart
Футболка с первой выставки Soviart

Сергей Святченко:
Были те, кто нас за эту выставку ругал, писал «дрянь» и много других неприятных вещей. Тем не менее, были и люди, которых мы тогда, в 1988 году, удивляли, это и была наша новая аудитория.

Олег Тистол:
Я сейчас стараюсь вспомнить эту картинку. Во время открытия выставки на улице Владимирской 53 я с трудом попал на собственный вернисаж. Была настолько огромная толпа на улице, что нас даже проводили. Очередь была настолько длинной! А вход, между прочим, был платным. Люди платили один рубль – на тот момент это были большие деньги. Таким образом я хочу подчеркнуть успешность и своевременность проекта, которым занимался Сережа.

Потом, уже вернувшись в Киев после России и Швейцарии, я понял, что Киев был для нас чем-то вроде классной старой дачи. Ты делаешь себя, свое имя, деньги на западе, а потом привозишь обратно в Украину и отдаешь. Это в корне отличается от русской системы, там на собственных ресурсах люди зарабатывают деньги и уезжают навсегда. Мы с Серёжей являемся достаточно яркой иллюстрацией этой ситуации, потому что, так или иначе, нам интересно вернуться сюда. Найти свою аудиторию, все посеять и ждать плоды.

Сергей Святченко и Олег Тистол
Сергей Святченко и Олег Тистол

О встрече после разлуки

Олег Тистол:
Всему виной Катя Яковаленко, она получила задание от PinchukArtCentr, написать обо мне. Так она узнала, кто такой Святченко, и после захотела с ним интервью. Катя обратилась к Игорю Абрамовичу с вопросом: «Игорь, вы же знакомы с Святченко?», он сказал: «Конечно, знаком. Есть адрес и номер, можем созвониться».  Мы созвонились, а дальше всё поперло по полной программе. Все это происходит не случайно. А ведь прошло тридцать лет!

В начале девяностых я очень радовался успеху Сережи. Тогда одна из лучших Датских галерей Galerie Nord представила Сергея Святченко на FIAC в Париже. Это была его персональная выставка живописи и он успешно продавался. Я конечно, сильно порадовался. Потом я уже просто часто слышал о нем. Честно говоря, я уже тогда думал, что Сережа стал совсем датским художником. Я думал, чего мне к нему соваться? У каждого из нас своя биография. А потом я с невероятным удивлением узнал, что он готов вернуться в киевский контингент.

Сейчас мы хотим попытаться сделать шаг в интеграции украинского искусства в мировой контекст. Мы, как хорошие профессионалы, делая проект, сразу понимаем, какие материалы должны попасть в руки западных кураторов, для того чтобы их сюда привлечь.

Честно говоря, я наблюдаю у Серёжи творческий порыв и чистейший альтруизм, а у меня в этом есть свой политтехнологический оттенок. Я понимаю, что происходило в Украине последнее 25 лет, осознаю, сколько у нас сформировалось жутко смешных и никому не нужных рейтингов. На самом деле, нам, как никогда раньше, нужна мировая экспертиза. Именно поэтому все последние годы мои работы продавались на мировых аукционах Sortheby's, Philips, Christie's. У нас в стране есть постсоветская болезнь – это куча самозванцев. У нас даже не понимают, что такое настоящий эксперт. А ведь им должен быть очень компетентный и уважаемый человек, чье мнение нельзя купить. Я видел массу очень уважаемых экспертов, которые начинали продавать своё мнение и превращались в тараканов. У нас еще осталась постсоветская легкость обращения с таким понятием как «репутация».

В то же время у нас есть очень много потрясающих художников, великолепных музыкантов, прекрасных дизайнеров и замечательная публика. Каждый Майдан это подтверждает. К примеру, концерт Пола Маккартни после первого Майдана прекрасно показал, что у нас есть полмиллиона людей, готовых стоять под дождём и подпевать ему.

Сергей Святченко
Сергей Святченко

Коллаж The End of Spring
Коллаж The End of Spring

Сергей Святченко:
Есть еще один очень важный момент о котором я хотел сказать: вместе с Виктором Хоматовым я был организатором и инициатором первых выставок современного искусства в Киеве в конце 80-х годов. И вокруг нас всегда работало большое количество инициативных людей, которые помогали нам в осуществлении всех идей. Без них ничего бы не получилось, в том числе и выставок Soviart.

Олег Тистол:
Личность обязана именно создавать ситуацию. Личность сама по себе, не дающая импульс окружающим и не собирающая вокруг себя других личностей – это уже не личность. Мы же все социальные элементы! Это и есть наш главный месседж.

Олег Тистол
Олег Тистол

 

О формировании выставки «Конец весны»

Сергей Святченко:
Не знаю, как у Олега, но у меня существует определённая система кодов. "Шесть, четыре, восемь, пять – нажал". Я в этих системах и кодах работаю, но в какой-то момент так получилось, что Олег эти цифры тоже нажал и вышел в одно пространство со мной. Это уникальный шаг, конечно, ведь мы абсолютно разные художники! Олег работал с живописью, я работал с коллажами, но на каком-то этапе наши пути пересеклись.

Олег Тистол:
Мы же художники. Здесь просто вышло совершенно очевидное подтверждение того, что все было не напрасно. Всё, что я рассказал о прошлых и будущих стратегиях – это уже выводы. Главное же – это эстетическое столкновение, страшная радость от принадлежности к искусству и друг ко другу. И, конечно же, взаимное обогащение. Вот я с Серёжей пообщаюсь, и тут же начинаю творить. Это совершенно смелая детская радость от эстетического восприятия друг друга. Кроме как эстетическим чутьем и вкусом, ничем другим эти вещи не объяснишь.

Сергей Святченко:
Очень многое между нами происходит на подсознательном уровне. При этом и Олег, и я остаёмся в определённых рамках, и критично относимся к выбору наших идей. Я не просто так согласился работать с Олегом, ведь я чувствую, что в этом творчестве могу как-то проявить свои новые возможности. Я знаю что и Олега, тоже очень критичен в отношении сотрудничества.

Олег Тистол:
Да, это очень важно. Мы сейчас невероятно энергично, очень нервно и страшно позитивно откликнулись друг на друга, и наша первая серьёзная проба пера уже доведена до выставки, которая делается исключительно как эскиз наших будущих проектов. Мы сейчас уже обсуждаем наши будущие скульптурные и архитектурные проекты.

Горы Олега Тистола
Горы Олега Тистола

Горы Олега Тистола
Горы Олега Тистола

О будущем

Сергей Святченко:
Я хочу просто отдать то, что создал за это время. Я вижу потенциал страны, я вижу людей, с которыми общаюсь. Думаю, что молодежь к этому готова. Я хочу делать с ними коллажи, читать лекции, заглядывать им в глаза, и тогда я буду самым счастливым человеком. Нужно мыслить глобально, и тогда это будет совсем другая атмосфера. Я хочу показать что-то другое, отличное от того, что было здесь раньше.

Олег Тистол:
Сейчас в нашей стране я наблюдаю абсолютное повторение эпохи девяностых. На нашем арт-рынке замедлилось движение денег, и это логично: у нас идет уже пятый год войны, происходит смена того, что очень ошибочно называется у нас элитой, меняются смыслы, экономика и, конечно, искусство.

Когда мы с Сережей начинали нашу работу в начале девяностых, мы были малозаметным явлением. Всем казалось, что есть выставочный зал на улице Институтской, только построенное огромное здание союза художников Украины - вот там вся жизнь! А мы – непонятно кто, и непонятно, что мы делаем. Конечно, дальше будет подъем экономики, настоящей культуры и современного искусства, но сейчас нет смысла бороться с концертами Киркорова. Он уже умер, просто еще не знает этого. То, что сейчас происходит – это невероятный кайф и драйв. Вот почему я не смог остаться в Швейцарии. Зачем мне вписываться в средневековую страну, которая создана не для меня? Зачем ей такой, как я?

Сергей Святченко
Сергей Святченко

Олег Тистол
Олег Тистол

 

О призыве к действию

Сергей Святченко:
Когда я был в Ужгороде, то читал там лекцию для студентов конкурса «Серебрянный мольберт». В зале сидело большое количество молодых художников. В процессе общения с ними я понял, что это потрясающая аудитория. Они пытливые и хотят всё знать. И то, что у нас в стране есть востребованная аудитория - это самый главный знак для меня. Есть с чем и с кем работать, и этого мне достаточно. Для меня очень важна поддержка Игоря Абрамовича и Роберта Бровди, ведь без нее я не смог бы сюда приехать. Однако, я сделал это не просто так. Я хочу делиться своим опытом и по возможности показывать это западной аудитории.

Спина Сергея Святченко и Олег Тистол
Спина Сергея Святченко и Олег Тистол

Олег Тистол:
Двадцать девять лет назад, я давал первое своё первое интервью Игорю Померанцеву для «Радио Свобода». И начиналось это интервью с очень смешной и брутальной фразы. Я сказал: «Кто рано встаёт, того и тапочки». Мы с Игорем после сильно смеялись. И вот сейчас наступила эпоха, когда единственное, что хочется сказать молодым, так эту фразу. Но не стоит суетиться, это ведь армейская поговорка. Сейчас наступил период, когда нужно быть открытым к совершенно новым свершением. И не дай нам Бог отворачиваться и смотреть в сторону!

Продюсер: Диана Мельникова
Благодарим за организацию интервью Abramovych.Art и Brovdi.Art
Текст: Юра Амосов, Элина Багмет
Фото: Степан Назаров

Издание L’Officiel
Оригинал статьи: https://officiel-online.com/heroes/the-end-of-spring-tistol-sviatchenko/